serednyak: (Default)

Много было пито-едено,

много было бито-граблено,

а спроси его - немедленно

реагирует: все правильно.

 

То ли то,

что граблено-бито,

ныне прочно

шито-крыто.

 

То ли красная эта рожа

больше бы покраснеть не смогла?

То ли слишком толстая кожа?

То ли слишком темная мгла?

 

То ли в школе плохо учили -

спорт истории предпочли?

То ли недоразоблачили?

То ли что-то недоучли?

 

Как в таблице умножения,

усомниться не может в себе.

Несмотря на все поношения,

даже глядя в глаза судьбе,

говорит:

- Все было правильно.

- Ну, а то, что бито-граблено?

- А какое дело тебе?


serednyak: (Default)

А ему — поручали унижать,

втаптывать сперва,

потом дотаптывать,

после окончательно затаптывать

и потом - затоптанным держать.

 

А от этого рукомесла

подходящий нрав, конечно, выработался.

Щеку разбивал он до мосла,

так, чтобы мосол из мяса вырвался.

 

И когда - с учетом льгот –

выправилась пенсия с надбавкою,

дома просидел он целый год

в четырех стенах сам-друг с собакою.

 

Отвыкал от своего труда,

привыкал к заслуженному отдыху,

в стенку бился головой до одури,

до остервененья

                             иногда.

 

Выручало домино,

так легко объединявшее

нашу милость

с бешеностью нашею -

так легко и так давно.

 

Умная азартная игра

упрощала прохожденье старости,

поглощала дни и вечера,

а ночами спал он от усталости.

serednyak: (Default)

Громкий разговор на улице -

это тоже признак

некоторой, небольшой свободы.

 

Не весьма великая свобода

все же лучше

грандиозного величья рабства,

пирамид его и колоннад.

 

Впрочем, если громкий разговор

спрограммирован в муниципалитете

вместе с гитаристом на бульваре

и цветами перед памятником,-

 

это для туристов,

Это - не считается свободой.

serednyak: (Default)

Ответы пока получены только на второстепенные

вопросы.

На первостепенные

ответов нет до сих пор.

Вскипает горячей пеною

по каждому случаю спор.

Еще начать и кончить!

Еще работы столько!

Небо теперь не ближе, чем тысячу лет тому.

Надо думать и делать, осознавая стойко,

что конца истории не увидать никому.

serednyak: (Default)

     ИВАНИХИ

 

Как только стали пенсию давать,

откуда-то взялась в России старость.

А я-то думал, больше не осталось.

Осталось.

В полусумраке кровать

двуспальная.

По полувековой

привычке

спит всегда старуха справа.

А слева спал

по мужескому праву

ее Иван,

покуда был живой.

 

Был мор на всех Иванов на Руси,

что с девятьсот шестого

были года,

и сколько- там у бога ни проси,

не выпросила своему Ивану льготу.

 

Был мор на год шестой,

на год седьмой,

на год восьмой был мор,

на год девятый.

Да, тридцать возрастов войне проклятой

понадобились.

Лично ей самой.

 

С календарей обдергивая дни,

дивясь, куда их годы запропали,

поэтому старухи спят одни,

как молодыми вдовушками спали.


Борис Слуцкий.

Profile

serednyak: (Default)
serednyak

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 45 6
7 8910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 05:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios