serednyak: (Default)

...А ты кнацаешь этого принеца!- удивленно сказал мне старший нарядчик Махиничев и поглядел вслед доходяге, которому я дал щепотку махорки на самокрутку.

   - Какого принца? Вот этого? Почему ты его принцем зовешь?

   - Так он и есть принец! У него это в формуляре написано. Только он черножопый принец. Из каких-то чучмеков... Но тихий из себя. Доплыл, как лебедь... Не вылазит из слабосилки.

   На этого зека я обратил внимание давно. Он был восточник. Таких - выходцев из Ирана, стран Ближнего Востока - у нас было немало. На непривычном и страшном для них Севере они гибли быстро, почти неотвратимо. Стационар и слабосильная команда были заполнены ими.

   Сейчас, в начале торопливого северного лета, они, как перезимовавшие мухи, с подъема до отбоя сидели на корточках, выбирая солнечные места и греясь на еще негорячем солнце.

   Но арестант, которого я "кнацал", был особый, выделялся из них. Как и    все, он был одет в тряпье, остатки своей былой одежды. Так как пользы от них лагерю не было, то и казенной одежды им почти не давали. У "принеца" было оливковое лицо, очень выразительные и грустные глаза. На вид – лет сорок,    не больше.

   Меня он привлек одним свойством: он никогда и ни у кого не просил "покурить". Табак был самым дефицитным, самым драгоценным в лагере. Ценился больше пайки, больше любых шмоток. Не считалось зазорным, увидя кого-нибудь курящим, сказать ему: "Покурим?"... И только самая последняя лагерная сволочь могла в этом случае ответить: "С начальником на разводе"...    Никто свою самокрутку не докуривал - отдавал другим. Лагерные шакалы зорко следили за тем, кто закуривал, ходили за ним следом и ныли: "Оставь десять"... "Дай на дымок"... Это значило: оставить десять процентов цигарки, оставить хоть одну последнюю затяжку. Впрочем, истосковавшемуся по табаку заключенному хватало и этой, одной затяжки. Он бережно брал обслюнявленный крошечный остаток цигарки, насаживал на носимую с собой острую деревянную щепочку, а потом глубоко, изо  всех сил  своих сморщившихся легких, затягивался - до самого конца, пока еще в мокрой газетной бумажке тлела последняя крошка махорки. Сладкая, одурманивающая волна обволакивала его, он бледнел еще больше, ноги подкашивались, он должен был тут же присесть, чтобы не упасть.

   Ни до этого, ни позже не видел я подобного действия самой обычной махорочной затяжки. Я это испытывал и на себе.

   Заключенный, которого Махиничев назвал "принецом", никогда и ни у кого не просил "покурить". О том, как сильно ему хочется курить, можно было догадываться по тому, какими глазами он провожал куривших, как глубоко и тайком - как будто он его воровал - втягивал он табачный дым, если кто-нибудь рядом курил. Тяжело смотреть на голодного человека. Но глядеть на страдания человека, томящегося по табаку, тоже нелегко. И когда я начал получать посылки из дома, то стал давать этому, странно деликатному   арестанту закрутку махорки, а то и спичечную коробку табака. И – это было уж действительно странно! - мне стоило труда уговорить принять этот дар.

   Он был интеллигентен, прилично разговаривал по-русски, однажды, не сумев   подобрать нужного русского слова, спросил - не разговариваю ли я по-английски... Я принимал .его не то за коминтерновца, не то за богатого коммерсанта, не то за агента "интеллидженс сервис"... Но у нас не принято расспрашивать о биографии человека, о том, что его привело в тюрьму.

И - когда он ко мне несколько привык - беседы наши носили вполне безликий и светский характер.

   ...Но принц!!! Тут уж я ничего не мог сделать со своей неугасимой любознательностью! И однажды, когда мы присели на лавочке и закурили, я осторожно стал его  «раскалывать»... Мне для этого и не потребовалось больших усилий. Очевидно, я был ему симпатичен, может быть, у него и была потребность поделиться с кем-нибудь историей своей жизни.

 

Действительно, жизнь этого человека... )

serednyak: (Default)

   Субботний летний вечер уже давно начался, и мне бы следовало быть в пути. На свой короткий "уикэнд" я обычно уходил в Вожаель. И уже привык к тридцатикилометровой пешей прогулке от Первого лагпункта до Комендантского. А через сутки - к такой же прогулке назад. Зимой я это расстояние проходил быстро. Зимняя накатанная дорога была тверда, как асфальт, воздух "бодрил", и я преодолевал почти марафонское расстояние быстро и даже без особой усталости. Летом было намного труднее шагать по мелкому зыбучему песку, размолотому колесами грузовиков. И я пользовался любой возможностью найти какую-нибудь попутную машину.

   Такая машина стояла перед вахтой и для путешественника выглядела очень соблазнительно. Это был легковой вездеходик - "козлик", сделанный по образцу американского "Джипа". На этой игрушке можно до Вожаеля пролететь за час-полтора. На вездеходе несколько часов назад приехало высокое медицинское начальство: начальник нашего Санотдела привез полковника – заместителя начальника Санотдела ГУЛАГа. Почему бы не попробовать поехать с ним? Все же я вроде бы и вольный, а  cледовательно,- и ихний товарищ!..

   Начальство вышло из вахты и направилось к своему экипажу. Я подошел к начальнику Санотдела лагеря:

   - Товарищ майор! Если у Вас в машине есть место, пожалуйста, подвезите меня в Вожаель.

   Санотдельский майор был, в общем-то, вполне сносным и даже свойским медицинским администратором. Я на это рассчитывал и не ошибся. Высокий полковник с зелеными петличками и медицинской змейкой был со мной изысканно вежлив. Я уселся позади, рядом с ним, и наш "козлик" попер по песчаным буграм. Майор и полковник продолжали беседу, начатую, очевидно, еще в зоне. В отличие от нашего майора, всю свою послеинститутскую жизнь проведшего в лагерях,  полковник  в  нашем  ведомстве  был новичком.  Он  окончил Военно-медицинскую академию, все время служил в армии, но я, конечно, не мог уяснить из разговора двух старших офицеров, почему полковник очутился в ГУЛАГе.

   

Говорил больше полковник... )

serednyak: (Default)

...Моим тюремным соседом оказался человек, который при немцах был начальником районной Зеленчукской полиции. Я не испытывал к нему ни отвращения, ни даже просто антипатии. За свою предыдущую тюремную и лагерную жизнь я насмотрелся и наслушался столько и таких разных людей, что не удивился бы, очутившись в одной камере с Генрихом Гиммлером. Но все-таки, мой сосед не был Гиммлером... Мы разговаривали нормально, с полным доверием друг к другу. Он тюрьмы не знал, расспрашивал меня, и я ему давал ценные, вполне искренние советы. Выслушав его рассказ об очередном допросе, вдумчиво комментировал. Нет, между нами, несмотря на явную несовместимость, не было вражды. Скорее что-то другое... Удивительно,
но, запомнив содержание наших разговоров и его монологов, я начисто забыл его фамилию. Не помню даже имени-отчества, не помню, как к нему обращался... Меня он звал по имени-отчеству, а вот как я его?.. Буду впредь называть его начальником.

Прошлое моего соседа по камере совершенно не обещало ему такую необыкновенную карьеру. Коренной ставрополец, он в молодости переменил несколько профессий, одно время даже был следователем угрозыска в милиции... Будучи беспартийным, он стал председателем краевого отдела профсоюза работников просвещения.
Наверное, мне было не очень интересно узнать, почему не удалась его номенклатурная карьера. Он долго мне объяснял, но я так ничего и не понял. Кроме того, что он потерпел полное крушение.
 Словом, назначили его директором детского дома в Горном Архызе. Детский дом находился в старом монастыре, на самом перевале. Туда почти и дороги не было. Все снабжение шло из станицы Зеленчукской. Хоть и станица, а со семи «раями» райцентра: партии, комсомола, НКВД, милиции, судом и многими прочими учреждениями, названия которых начинались со слова «рай».
Начальник неплохо устроился в монастырском изгнании. Своих детей у него не было, была очень хозяйственная жена, и их кельи, увешанные бесценными коврами и уставленные горским серебром, были не хуже любой городской квартиры.

Началась война.

Profile

serednyak: (Default)
serednyak

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 45 6
7 8910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:40 am
Powered by Dreamwidth Studios