serednyak: (Default)

 

Профессий  разных  в  мире много,
Но  есть  особая  одна.
Она  дается  лишь  от  Бога
И  ей - особая  цена.
 
Есть  среди  нас  такие  люди,
Чей  зорок  взор  и  голос  тих,
О  них  мой  стих  сегодня  будет,
Поскольку  день  сегодня  их.
 
Когда  стоят  они  на  страже
Свободы,  мира  и  труда,
То  растворяются  в  пейзаже,
Не  оставляя  в  нем  следа.
 
В  глухом  лесу  и  в  поле  чистом
Домой  с  работы  по  пути
Столкнуться  можешь  ты  с  чекистом
И  прямо  сквозь  него  пройти.
 
Чекист - особая  работа,
Чекист - особая  судьба,
В  нем  даже  есть  порою  что-то
От  атмосферного  столба.
 
Его  природное  явленье
Умом  обычным  не  объять,
Он "стой, - скомандует, - мгновенье"
И  то  останется  стоять.
 
Под  ласковым  его  приглядом
Не  страшно  мне  в  любой  беде,
Ведь  он,  я  точно  знаю - рядом,
Хотя  не  знаю  точно - где.

 

*   *   *   *   *

Read more... )

serednyak: (Default)
Я выбор свой меж добром и злом
Сделал в пользу добра,
За что, считаю, почетный диплом
Вручить мне давно пора.

Этот диплом повешу я на
Стенку в красном углу,
Чтобы гордилась мною жена,
Бросившим вызов злу,

В бой неравный вступившим с ним
Открыто, без обиняков,
И всем говорила подругам своим:
Мой-то глядите каков!

Мой-то, он небось не чета
Вашим – старым козлам,
У них небось закваска не та,
Кровь с водой пополам.

А мой – он весь, как шпага, прямой,
Да и характером крут.
Так что ступайте к себе домой
И не топчите мне тут.

...А сделай свой выбор я в пользу зла,
Устрой бы меня цена,
Тоже б, наверно, довольна была.
На то она и жена.
serednyak: (Default)
На Павелецкой-радиальной
Средь ионических колонн
Стоял мужчина идеальный
И пил тройной одеколон.

Он был заниженного роста,
С лицом, похожим на кремень.
Одет решительно и просто -
Трусы,
Галоши
И ремень.

В нем все значение имело,
Допрежь неведомое мне,
А где-то музыка гремела
И дети падали во сне.

А он стоял
Мужского рода
В своем единственном числе,
И непредвзятая свобода
Горела на его челе.

.
serednyak: (Default)

Российские ученые занимаются сбором доказательств продолжения континентального шельфа на север. Цель – показать реальность притязаний России на доступ к ресурсам Северного Ледовитого океана.

На глазах скукожилась держава, –
Что ж ты, Боря, спьяну натворил? –
А еще недавно ведь лежала
Широко, от Бреста до Курил.

А соседи – им бы только хапать,
Только бы чужое пригребать.
Не пора ль из щей нам вынуть лапоть:
Сколько ж можно горе им хлебать?

Не дадим арктические дали
От родимой оторвать земли.
Слишком много мы уже отдали
И на слишком многое пошли.

Чье оно, полярное сиянье?
Белые медведи, чьи они?
Наши, дорогие россияне,
Искони и также искони.

Пусть потуже мы затянем пояс,
Истребив запасы лебеды,
Но не будет Северный наш Полюс
Под пятою вражеской орды.

Пусть запомнит иностранец, шельма,
Намотает пусть себе на ус:
Нашего арктического шельфа
Не отхватит он заветный кус.

В этом нам надежная порука –
Если что, ответит головой –
Славная российская наука,
Авангард науки мировой.
serednyak: (Default)
В направленьи к востоку от запада,
Путешествуя с помощью ног,
Ощущаешь наличие запаха –
Это Родина пахнет, сынок.

Так не пахнет ни Польша, ни Дания,
Ни какой-нибудь там Камерун,
В этом запахе шелест предания,
Трепетанье Бояновых струн.

Ты втяни его всей носопыркою,
Поколения Пепси герой,
Как щекочет он ноздри Бутыркою,
Как мастыркой шибает сырой.

Приплюсуй сюда бабу базарную,
Достоевского с Блоком добавь,
Перемножь на мечту лучезарную,
Раздели на бездарную явь.

Смесь катарсиса с прелой овчиною,
Запредельный российский букет.
Тянет он, скажешь ты, мертвечиною?
Понимал бы ты что в этом, шкет…

serednyak: (Default)

Уходит в плаванье матрос,
На берегу жена рыдает.
Его удача ожидает,
Ее судьба – сплошной вопрос.

На нем широкие штаны.
Он в них прошел огонь и воду,
Но моде не принес в угоду
Их непреклонной ширины.

На ней забот домашних груз,
Ночей бессонных отпечаток,
Да пара вытертых перчаток,
Да полкило грошовых бус.

Мгновений бег неумолим.
В преддверье горестной разлуки
Она заламывает руки,
Расстаться не желая с ним.

Со лба откинув прядь волос,
В глаза его глядит с мольбою.
Перекрывая шум прибоя,
Целует женщину матрос.

И, утерев бушлатом рот,
Он говорит, прощаясь с нею,
Что море вдаль его зовет,
Причем чем дальше, тем сильнее.

Матрос уходит в океан.
Его шаги звучат все глуше,
А женщина стоит на суше,
Как недописанный роман.

Мне эту сцену не забыть –
Она всегда передо мною.
Я не хочу матросом быть
И не могу – его женою.

Profile

serednyak: (Default)
serednyak

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 45 6
7 8910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 05:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios