serednyak: (Default)
 
Василий Верещагин. «Раненый». 1901 г.
Киевский национальный музей русского искусства. Украина.
serednyak: (Default)

Юрий Белаш прошёл всю войну в пехоте.
Стихи стал писать уже после войны и только о войне, все
остальные темы казались ему пресными. Его обвиняли в натурализме. 


Слёзы


Плыла тишина по стерне –

над полем, разрывами взрытым,
и медленно падавший снег
ложился на лица убитых.

Они были теплы.
И снег на щеках у них таял,
И словно бы слёзы текли,
полоски следов оставляя.

Текли, как у малых ребят,
Прозрачные, капля за каплей …

Не плакал при жизни солдат,
а вот после смерти –
заплакал. 

ЛЕЙТЕНАНТ

Мы – драпали. А сзади лейтенант
бежал и плакал от бессилия и гнева.
И оловянным пугачом наган
семь раз отхлопал в сумрачное небо.

А после, как сгустилась темнота
и взвод оплошность смелостью исправил,
спросили мы: – Товарищ лейтенант,
а почему по нам вы не стреляли?..
Он помолчал, ссутулившись устало.

И, словно память трудную листая,
ответил нам не по уставу:
– Простите, но в своих я не стреляю.

Его убило пару дней спустя. * * *

– Товарищ полковник! Там снайпер. Пройти невозможно.

– Давайте проверим: пошлите солдата.
– Вы убедились, товарищ полковник?
– Пошлите второго: возможно, случайность.
– Товарищ полковник!..
– Пошлите и третьего: для подтверждения.
– Ну что вы молчите, комбат? Вы правы: там снайпер.

ГЛАЗА

Если мертвому сразу глаза не закроешь, 
То потом уже их не закрыть никогда.
И с глазами открытыми так и зароешь,
В плащ-палатку пробитую труп закатав.

И хотя никакой нет вины за тобою,
Ты почувствуешь вдруг, от него уходя,
Будто он с укоризной и тихою болью
Сквозь могильную землю глядит на тебя.

* * * * * * *

Я бы давно уже — будь моя воля! —
на площади
соорудил бы
бесхитростный памятник лошади.

Только не тем величаво-державным кобылам,
что постаменты гранитные
крошат чугунным копытом,
а фронтовой неказистой
лошадке-трудяге,

главной в пехотных полках
механической тяге,
что, надрывая мотор свой
в одну лошадиную силу,
вместе с солдатами
грязь по просёлкам месила
и с неизменным,
почти человеческим мужеством
пушки тянула,
повозки с армейским имуществом,

чаще солдат погибая во время бомбёжек:
люди найдут, где укрыться,
а лошадь — не может,
ну и когда было туго весной
с продовольствием,
лошадь сама пищевым становилась
довольствием...

Я бы давно уже —
будь моя воля! — на площади
соорудил бы заслуженный
памятник лошади.

Здесь еще

serednyak: (Default)
 Госархивы последовательно закрываются для исследователей. Громким уголовным делом Супруна-Дударева государство поставило точку в вопросе, может ли историк изучать архивные документы. Фактически это запрет на профессию. В нашей стране таким образом закрыта история, любую фальсификацию которой уже никто не сможет оспорить. Например, историю Великой Отечественной войны, 65-летний юбилей победы в которой мы будем отмечать 9 мая.

Историк и писатель Марк Солонин много пишет о войне. Он рассказал корреспонденту «СП», как ему работается в архивах:

— Документы Оперативного управления Генштаба КА (а это и есть та самая структура, которая разрабатывала оперативные планы будущей войны) за 1940−1941 г. г. в основной своей массе скрыты. Я не случайно использую такой «внесистемный термин». Они именно «скрыты», а не законным порядком засекречены. Более того, на мою просьбу ознакомиться с описью РАССЕКРЕЧЕННЫХ дел мне было отвечено: «Эту опись мы Вам не покажем никогда». Отвечено в устной форме, так что «приложить бумагу» я в данном случае не могу.

«СП»: — Но вы же написали несколько книг о том, что происходило в первые дни войны. Где вы брали для них материал?

— Прежде всего, позвольте заметить, что не я один писал книги о первых (и последующих) днях войны. Кроме меня этим делом на протяжении десятков лет занимались сотни, если не тысячи, историков. И до тех пор, пока не рассекречены все архивные фонды того периода, любые книги, любые концепции являются всего лишь гипотезами. Наличие длинной подписи («академик, доктор, профессор, генерал армии») ничего тут не меняет. К сожалению, эту бесхитростную мысль многие не понимают. Как я мог убедиться на собственном опыте общения с читателями, многие наивно полагают, что если автор книги — академик, то «его допустили к секретным архивам». Простите, но это же несусветная чушь. Бывают документы секретные и документы несекретные (рассекреченные). Нет и никогда не было такой категории, как «документы, рассекреченные для академиков». Нет и быть не может такого чуда природы, как «книга, написанная на основании секретных документов» (хотя ваш брат-журналист очень любит подобные выражения). Если в книге на самом деле присутствуют секретные сведения, то книгу надо срочно изъять из обращения, а автора вместе с издателем отправить в тюрьму. Вот почему уровень развития исторической науки определяется не тем, кого куда «пустили», а массивом официально рассекреченных документов.

Read more... )

Дата

May. 6th, 2017 11:51 am
serednyak: (Default)
 

25 апреля 1956 В СССР отменена судебная ответственность за прогул,
введённая в 1940 году.
serednyak: (Default)
 
В Ираке на книжном рынке книги на ночь оставляют без присмотра.
Иракцы говорят:
читатель не ворует, а вор не читает.
serednyak: (Default)
 

А теперь про неэпическую налоговую претензию, пришедшую мне на праздники. И, как выясняется не только мне, а подавляющему числу несчастных индивидуальных предпринимателей. С недавнего времени контроль за сбором пенсионно-медицинских сборов перешел под контроль налоговой службы. Но у нас же в стране всё реорганизуется через жопу. Ещё ранее вышло какое-то там у них внутреннее постановление о том, что налоговая должна предоставлять ПФРу копии наших налоговых деклараций. А налоговая на это забила. В итоге, не договорившись с налоговой и не получив от неё деклараций для своих каких-то сверок, пенсионный фонд не надумал ничего лучше, как впаять самим предпринимателям как бы штрафы за непредоставление этих деклараций.

Задним числом. за 13 год, за 14-й… А следом и пени по несколько десятков тысяч. Причём, как они там считали — неясно, ибо даже штрафов таких не существует — это даже не восьмикратный… У меня — полторы сотни тысяч, у человека в очереди со мной — триста пятьдесят при «спящем» ИП! И такой порядок сумм у всех… И вот эти вот «долги» ПФР взял, да выгрузил в начале апреля в систему Налоговой.

А налоговая чего, она тупо упаковала это все в форму требований, требования — в конверты, а конверты нам в ящики. Все ломанулись в налоговую. Там милые девушки встречают и сразу, зная проблему — вам не к нам, езжайте в пенсионный и сами разбирайтесь. А если не разберетесь мы вам через две недели счёт перекроем и всё начнем списывать. Так и быть, зная о проблеме, мы не стали делать этого сейчас.

То есть ОНИ между собой не договорились, а МЫ ДОЛЖНЫ ЗА ЭТО ПЛАТИТЬ!!!

Не только деньгами — может и обойдётся, хотя хрен их знает в нашем ебанутом на всю голову государстве Российском, но нервами, шоком и кучей потраченного на всё это урегулирование временем. Конечно я приехал в ПФР, конечно в толпе таких же предынфарктников сначала в одном кабинете сверил все свои платежки за ПЯТЬ, блядь, лет (!) с их таблицами и всё конечно же сошлось, потому что все ходы записаны, потом в другом кабинете предъявил эту сверку, дал отксерить все интересующие их декларации и, конечно же услышал, «ну у вас всё в порядке, мы следующую выгрузку в налоговую сделаем вам без долгов»… А б…дь, извиниться?!!! Пенсионный фонд Российской Федерации за тот адов гимор, который вы устроили адовой куче людей из-за того, что ваше начальство не договорилось с налоговым начальством и за полный вневедомственный раскардаж из-за которого геморрой получили куча людей! Ваш грёбаный геморрой получили мы!

У меня первомай прошёл не на шашлыках, а в поднятии всех бумажек за пять лет, выезд за границу оказался под угрозой, не знаю ещё получу ли своевременно зарплату, потому что злая на вас налоговая хоть и говорит, что пока не блокирует счета, но на ваше обещание сделать эту выгрузку в конце мая-начале июня очень иронично отвечает, «да хрен там, они в апреле обещали еще». И над башкой продолжают висеть две недели, которые никак не укладываются в ваш конец мая начало июня… Вот на хера надо было людям такой ад устраивать?! Ну конечно, мы крайние, мы вообще существуем только для того, чтобы нас доить и вам зарплату получать. А когда мы после всего этого когда-то придём за своей вымученной пенсией, что мы от вас увидим? Что-то мне подсказывает, что опять хер!
 

Алексей Федоров
serednyak: (Default)
 Оказывается, бабушка русской революции, Екатерина Брешко-Брешковская, которая относилась к Керенскому, как мать − и он к ней так же − неоднократно предлагала ему уничтожить Ленина и всю большевистскую верхушку.

«Сколько раз я говорила ему: «Саша! Возьми Ленина!» А он не хотел. Все хотел по закону. Разве это было возможно тогда? И разве можно так управлять людьми? Посадить бы их на баржи с пробками, вывезти в море − и пробки открыть. Иначе ничего не сделаешь. Это как звери дикие, как змеи − их можно и должно уничтожить. Страшное это дело, но необходимое и неизбежное». 
Эх, Александр Федорович, что ж вы умного человека-то не послушались...

Сейчас, кстати, происходит то же самое. Если в России и произойдет демократическая революция − в чем я совсем не уверен − то я сомневаюсь, что либеральное большинство сможет удержать власть. Как раз именно по этой причине. И власть опять окажется у тех, кто готов будет топить людей десятками тысяч на баржах в море.

А. Бабченко

serednyak: (Default)
 
Верфь в Киле со стоящем в сухом доке немецким тяжёлым крейсером
Принц Ойген после налёта RAF. Январь 1942 г.
serednyak: (Default)
 
Битва под Монте-Кассино. 1944 г. Немецкий экипаж пытается восстановить
подбитый танк Pzkv IV.

СУКА!

May. 6th, 2017 11:15 am
serednyak: (Default)
 Сегодня вдруг забыл имя человека, который написал донос на моего отца, на Карла Моисеевича Кантора.

Я имя/фамилию суки помнил с детства; в юности хотел поехать в Ленинград, чтобы его убить; не поехал — не из трусости, а просто он был старик, я не знал, как это — убивать старика. Не смог.
Имя/фамилию твердил про себя всегда. Что бы там ни было, какой бы добрый человек из этих сук не подкатился в приятели, а я всегда про себя эти имя/фамилию называл.
И детям эти имя/фамилию передавал. Чтобы знали — чтобы помнили — кто дедушку сдал волкам.
А у меня одни сыновья. На всякий случай им говорил.
Эта сука — он был друг семьи. Тоже выпускник философского факультета. Правда, войну не прошёл, помоложе папы. Но они были однокурсники.
Он к нам в дом ходил. За столом сидел.
Когда Сталин поднял тост за «долготерпение руссокого народа», папа сказал, что Ленин такой бы тост не поднял — разве что: за долготерпение такого лживого правительства.
Папа уже вернулся из армии после войны, он был на философском факультете. И вот так опрометчиво сказал.
В присутствии своего близкого друга.
И его близкий друг написал донос. Дальше всё понятно; папе на следстствиии этот донос показали. Я бы не родился, если бы Сталин не умер.
Я имя/фамилию всегда помнил.
А тут вдруг я забыл имя суки.
Старый стал. Мне уже много лет, 59. Стал рассказывать младшим детям и — забыл.
Я в ужас пришел. Позвонил старшему сыну, он в автобусе ехал, тоже не вспомнил сходу.
Я за голову схватился.
Потом вспомнил.

ИВАН СУХАНОВ
эту блядь звали ИВАН СУХАНОВ.
Это он донес на моего папу.
ИВАН СУХАНОВ, философ

Maxim Kantor
serednyak: (Default)
 Сохранилась дурацкая привычка – пить утренний кофе, листая каналы российского ТВ. Посему, в одно из утр я наткнулась на примерно в сотый раз демонстрируемый сталинский киноопус под названием «Ошибка инженера Кочина». Сюжет был ясен из просмотра любого трёхминутного отрывка – «иностранные шпионы» и «вредители» завербовали любимую женщину талантливого инженера, воспользовались его доверчивой беспечностью и украли все его разработки.

Созерцая этот фрагмент фильма – дама зазывает героя к себе в комнату и удерживает его там, пока «агенты иностранных разведок» орудуют у него в кабинете – я поняла, насколько точно и подробно представлена в сюжете работа советских разведчиц за границей. То есть, буквально, до мельчайших подробностей, обозначена логика действия – красивая русская шпионка охмуряет нужного западного человека и завладевает всеми его тайнами.

Фильм воспроизводит реальный сюжет, выворачивая его наизнанку. И выходит, в частности, что не мы крадём технологии у Запада, а, наоборот, коварный Запад украл все наши секреты. «…из всех искусств для нас важнейшим является кино» – провидчески заключил Ильич в своё время. Вся советская эпоха прочитывается сейчас как совокупность кинематографических сюжетов сталинского «Иллюзиона». Сюжетов, где реальные события вывернуты наизнанку, где отъявленные подонки выглядят как образцы героизма и служат примером для подражания; где нравственное и физическое людоедство является обоснованием подвига и именно так и трактуется. Где обычный обыватель назначается вдруг героем шпионского триллера, пригрезившегося НКВДшнику, и последний, озверев от собственной фантазии, собственноручно создаёт трагический сюжет, путая воображение и реальность.

Сейчас удалось установить, что примерно пятая часть населения СССР погибла во Вторую мировую, треть – от разного рода репрессий, включая и жертв Гражданской войны. Когда большинством будет осознан масштаб национального самоубийства? Не скоро, очевидно; сейчас все советские клише воспроизводятся вновь – уже в жанре фарса.

Но главное – и обидное – то, что сейчас интеллектуальная элита всячески настаивает на создании новейшей идеологии, собираясь воспитывать большинство в нужном, как элите мнится, направлении. Элита не желает понимать, что в активе у неё – шизо-паранойя социалистической лжи, которой по-прежнему набиты головы большинства. Лжи, которая воспроизводит себя на всех уровнях аппарата государственного управления ежедневно. И которой противостоять в силах – мало кто.

На всех государственных телеканалах регулярно демонстрируются шоу, в которых реальность вывернута наизнанку, в которых шизофреническое раздвоение рисует картину происходящего здесь и у нас, называя её – «там и у них». В каждой программе непременно кричит громче всех какой-нибудь нарцисс-параноик, вроде Проханова, Шевченко, Маркова или Веллера, коих уважительно зовут и на оппозиционное «Эхо», до поры, пока вдруг не проявится их паранойя во всей своей полноте.

Шизофрения самоидентификации сливается с паранойей мировосприятия – вот она, ноосфера нашей действительности. Тут и Украина, и Сирия, и «скошенные от постоянного вранья» глаза Лаврова… Как там говорилось в советское время – «бич», бывший интеллигентный человек… Предисловие к одной из книг Льва Гумилёва писал… А теперь вместе с Марией Захаровой, олицетворением просто-таки шварцевского бесстыдства (помните, «…и пощёчину называет просто – шлепок»), лжёт публично и с упоением…

До дна национальной и ментальной безнравственности большинству из нас ещё добираться и добираться. Дай бог, чтобы падение произошло стремительно и каждый в конце концов встал на ноги на этом самом дне. Но процесс нравственного возрождения – интимный. И каждый его проходит в одиночку. Прочее – ритуальные пляски идеологической шизо-паранойи, и ничто иное.


Наталья Троянцева

serednyak: (Default)

Вот он, тот самый дед, благодарностями которому оклеены BMW и Мерседесы на наших улицах, о котором с придыханием и со слезами умиления бубнят по всем каналам и на патриотических митингах. Лежит в соседней комнате и стонет от боли. Пока еще живой. Еще старается все сделать сам, чтобы никого не утруждать, хотя встать самостоятельно теперь уже и не может, да с «уткой» уже еле справляется.

Ему 97. Крестьянский сын, из под Велижа, выучившийся и выбившийся в главные инженеры – строители, средний из трех братьев. Старший Сергей – морской пехотинец, погиб в «самом кровавом» 43-м на Синявинских высотах под Ленинградом, а младший Василий, мой любимый дядя Вася – пулеметчик, дошел до Кёнигсберга и отработав всю жизнь в лесном хозяйстве на Карельском перешейке, умер не так давно в госпитале на Народной.

Мой отец был топоразведчиком артиллеристом. Гвардеец. Поздней осенью 41-го года он с боями прошел со своей окруженной, но не разбитой и сохранившей знамя дивизией от Брянска до Тулы. Это был тяжелейший многонедельный марш по немецким тылам, в голоде и холоде, в обход забитых немцами дорог и деревень, ожидающих своих «освободителей». На мой детский и провокационный вопрос: «Если было так тяжело, почему не сдался тогда?» – отвечал: «Командир у нас был грамотный, еще из царских офицеров. Держал всех нас в руках и вывел к своим. Да и мыслей таких тогда у нас не было – сдаваться. Хотя некоторые все-таки уходили…».

Потом, зимой 41-го-42-го, отец защищал Тулу, примерзая ночами к земле, так что утром приходилось отдирать шинель и растирать окоченевшую напрочь половину тела. С той зимы и остались плохо заживающие язвы на обмороженных ногах.

Освобождал Калугу, форсировал Днепр у Чернигова. За Днепр у него медаль «За отвагу», другие ордена и медали – уже за другие реки и города.

Первым, с артиллерийской разведкой, отец входил в оставленную немцами Брестскую крепость. Много раз раненый и контуженный, после очередного тяжелого ранения в ногу от разорвавшейся в метре немецкой мины, он бежал из госпиталя под Ригой и пробирался вдоль всего фронта в свой полк под Варшаву, чтобы идти дальше – уже на Берлин. Чуть не расстрелян был тогда бдительными бравыми особистами, задержавшими его где-то на полпути, да чудо спасло.

А потом, с незажившей еще и кровоточащей раной, бравший Штеттин, форсировавший Одер у Кюстрина и обнимавшийся в мае 45-го с американцами на Эльбе. Обо всем этом и о многом другом он, кстати, написал потом книгу. Почитайте: Петр Андреев «Я был похоронен заживо. Записки дивизионного разведчика», Москва, Яуза Эксмо, 2013.

Он и правда, был похоронен живым. )

Profile

serednyak: (Default)
serednyak

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 45 6
7 8910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:36 am
Powered by Dreamwidth Studios