Mar. 7th, 2017

serednyak: (Default)


Датский прозаик и поэт Ханс Кристиан Андерсен. 1870 г. Замок Holsteinborg. Дания.

serednyak: (Default)

Жванецкий — один из тех авторов, которым удается придать мысли лаконичную, саркастичную и абсолютно завершенную форму. А главное, в его зарисовках каждый узнает себя — хотя, возможно, нам этого и не очень хотелось бы.

Никогда не преувеличивайте глупость врагов и верность друзей.

Если вам говорят, что вы многогранная личность, — не обольщайтесь. Может быть, имеется в виду, что вы гад, сволочь и паразит одновременно.

Если ты споришь с идиотом, то, вероятно, то же самое делает и он.

Удача улыбается смелым… А потом долго ржет над ними!

Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве.

Мыслить так трудно, поэтому большинство людей судит.

Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.

Ничто так не ранит человека, как осколки собственного счастья.

Ничего страшного, если над тобой смеются. Гораздо хуже, когда над тобой плачут.

Мудрость не всегда приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один.

Наша свобода напоминает светофор, у которого горят три огня сразу.

Если вам долго не звонят родственники или друзья, значит, у них все хорошо.

Положительные эмоции — это эмоции, которые возникают, если на все положить.

Если появился кто-то, готовый свернуть горы, за ним обязательно пойдут другие, готовые свернуть ему шею.

Настоящее одиночество — когда вы всю ночь говорите сами с собой и вас не понимают.

Физкультура продлевает жизнь на пять лет, но эти пять лет нужно провести в спортзале.

Порядочного человека можно легко узнать по тому, как неуклюже он делает подлости.

Что наша жизнь: не привыкнешь — подохнешь, не подохнешь — привыкнешь.

Лучше с любовью заниматься трудом, чем с трудом заниматься любовью.

Огромное счастье — видеть настоящую кровавую героическую жизнь и в ней не участвовать.

Трудно быть последней сукой — вечно кто-то пристраивается сзади!

Как только садишься на диету, рядом тут же кто-то садится жрать.

Лучше промолчать и показаться дураком, нежели заговорить и не оставить на этот счет никаких сомнений.

Любого автомобиля хватит до конца жизни, если ездить достаточно лихо.

Мало знать себе цену — надо еще пользоваться спросом.

Жизнь как рояль: клавиша белая, клавиша черная… крышка.

Высшая степень смущения — два взгляда, встретившиеся в замочной скважине.

Я же говорил: или я буду жить хорошо, или мои произведения станут бессмертными. И жизнь опять повернулась в сторону произведений.

Счастлив ли? В разное время на этот вопрос отвечал по-разному, но всегда — отрицательно.

Ребята, уж если мы по горло в дерьме, возьмемся за руки!



serednyak: (Default)


64 года назад А. Авторханов, автор книги "Загадка смерти Сталина" написал:




serednyak: (Default)


Подбитый на дороге французский танк Somua S35 №М10730.



Подбитый танк Char B1-bis №265 «Мистраль» 2-й французской ТД. Ле-Катле. Франция.

serednyak: (Default)


Этого никогда не было, но могло и произойти.

Как-то еще в пору своей дружбы с Капабланкой молодой Алехин сидел с друзьями в уютном кафе "Савой", что на Рождественке. Время было позднее; точнее, это был тот самый час, когда перед сидящим за столом встает мучительная дилемма – возвращаться ли домой пешком по темным закоулкам или дождаться первых петухов и извозчиков.

– Саша, ну расскажи нам какую-нибудь необычную шахматную историю. Только без этих ваших офицеров и лошадей. К примеру, про твоего приятеля Калабанку, – попросила низким, не совсем трезвым голосом Надя Дмитриева. Сестра Володи Дмитриева, сокурсника Алехина, хоть и не интересовалась шахматами, но помнила, что этого то ли кубинца, то ли аргентинца все считали не только шахматным гением, но и весьма привлекательным мужчиной.

– Необычную историю... – тихо пробормотал Алехин и замолчал, точно взвешивая, пускаться ли ему в воспоминания или рассказать очередную байку про знаменитую сигару маэстро Ласкера. Наконец он принял решение, резким движением допил оставшееся в бокале вино и со странной улыбкой, еле слышно (как бы не будучи уверенным в том, что делает) заговорил.

“Ну что ж, я расскажу вам историю, происшедшую во время турнира в Петербурге в девятьсот четырнадцатом. Это был удивительный турнир. Чемпион мира Ласкер и его извечный соперник д-р Тарраш, les jeunes geants Рубинштейн и Капабланка, бессменный чемпион Американских Штатов Фрэнк Маршалл и наш соотечественник Давид Яновский, уже много лет живущий в Париже, прославленные ветераны Блэкберн и Гунсберг, представляющие Британскую корону... – в общем, весь цвет мировых шахмат. И вот мне, тогда еще совсем молодому игроку, удается пробиться в финал. Помню это упоительное чувство - самый конец апреля, весна, мои шахматные мечты, всё, чем я грезил с самого детства, начинает сбываться. Итак, до решающих игр оставалось совсем немного. Я каждый день до полудня отсыпался в своем роскошном номере "Европейской" и понемногу готовился к предстоящим поединкам. И вот в один из таких дней – как сейчас помню, было это 25-го апреля – в моем номере раздался звонок и консьерж сообщил мне, что некий молодой человек, большой любитель шахмат, просит уделить ему несколько минут. "Извольте", – ответил я, и через две-три минуты раздался стук в дверь.

***

На пороге стоял молодой человек лет двадцати пяти - двадцати семи, одетый достаточно скромно, но с несомненным вкусом. Он старался выглядеть спокойным, однако руки, теребившие комплект шахмат, принесённый с собой, выдавали волнение.
– Александр Александрович, меня зовут Иван, больше всего на свете я люблю играть в шахматы. Знаю, что Вы сейчас очень заняты, но умоляю Вас – не откажите страждущему, сыграйте со мной. Я болен этой игрой, и в голове у меня даже во сне разыгрываются шахматные партии. Я бросил учебу и целыми днями изучал партии Чигорина, Стейница и Ласкера. Я многому у них научился, но сейчас понимаю, что они допускают очень много ошибок и можно играть лучше, много лучше! "Ещё один сумасшедший", – подумал я. Мне уже не раз доводилось сталкиваться с любителями шахмат, которые, обыграв свою родню и заметив случайную ошибку в партиях Маэстро, почитали себя за grand jouer aux echecs. Я никогда не отказывал таким "страждущим" – с одной стороны, мне всегда хотелось поделиться частичкой своего шахматного мастерства с настоящими поклонниками игры, а с другой – гораздо проще было сыграть одну партию и разбить соперника в несколько минут, нежели находить какие-то нелепые оправдания и отказывать просителю. – Ну что ж, прошу, – сказал я и пригласил его к столику, где уже стояли расставленные мной накануне фигуры. – Какими изволите играть? – спросил я, нимало не сомневаясь, что Иван, подобно всем любителям такого рода, возьмет белые в наивной надежде, что право первого хода уравняет его шансы в борьбе с более сильным игроком. Однако гость меня изрядно удивил. Он взял со стола белую и черную пешки, и крепко сжав кулаки, спрятал их за спину. – Это уж как получится, Александр Александрович, – в глазах Ивана зажглись огоньки. Очевидно, он до последнего сомневался, что я соглашусь с ним сыграть, и лишь старинный ритуал с выбором цвета фигур заставил его поверить в происходящее. Я показал на его правую руку, в которой оказалась черная пешка, и мы сели за доску. Уже первый ход соперника меня несколько удивил. Обычно amateurs двигают пешку от короля. Некоторые уже изрядно поднаторевшие бойцы двигают ферзевую пешку, согласно учению так называемой позиционной школы. Конечно, встречаются и такие бахвалы, которые сразу же выводят коня (причем зачастую на самый край доски, что неминуемо ведет к проигрышу) - единственно дабы показать, что они, дескать, освоили правила и даже знают, как ходит конь. Однако Иван сделал редкий, но весьма солидный ход слоновой пешкой."

 

Read more... )

 



serednyak: (Default)


Ну, как гриццо, по просьбам читателей.
Текст старенький, так ведь и повод не новенький.
ИТАК:

Предание это уходит корнями в глубокую древность, и нынче не осталось уже людей, которые помнили бы легенду о Восьмой Марте. Поэтому фиг его знает, откуда он взялся, этот текст.
Итак, на берегу бескрайнего синего моря жил пролетарий. Трудно сказать, на каком основании предание пришло к выводу, что наш герой был именно пролетарием, но звали его Пролетарий Надгнездом-Кукушкин. Жил наш пролетарий не бедно, не богато, а так себе. Все у него было хорошо, только детей у него не было (что, в общем, понятно, потому что пролетарий не был женат). И вот однажды родилась у него маленькая девочка. Обрадовался пролетарий, назвал ее Мартой, нарвал ей на огороде редиски, купил ей на ярмарке (я не знаю, откуда в пустынном месте на берегу моря взялась ярмарка) красную ленту, и стали они жить-поживать. Однажды Марта подросла, и захотела ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ. Закручинился Пролетарий Надгнездом-Кукушкин, голову повесил. Голова повисела на заборе, проветрилась, и пришла в нее мысль. «Вот что, дочура моя Марта, – молвил пролетарий – пойди-ка ты на задний двор, стоит там маленький дощатый домик неизвестного назначения с дыркой в полу. Крикни в эту дырку ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ, и посмотрим, что будет». Поступила Марта по отчему слову, пошла она в маленький дощатый домик неизвестного назначения с дыркой в полу, крикнула в дырку ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ, и с тех пор ее больше никто не видел. Огорчился пролетарий, опечалился, хотел руки на себя наложить, но не нашел. Стал он и дальше жить-поживать, и через какое-то время снова родилась у него дочка. (Далее предание гласит, что история во всех ее идиотических подробностях повторилась семь раз. Каждую новую дочь пролетарий называл в честь предыдущей – Мартой. А чтоб не путаться, давал ей порядковый номер).
Так вот… Прошло недолгое время после погибели Седьмой Марты, и родилась у Пролетария еще одна дочка. Назвал он ее Восьмой Мартой, принес ей с огорода редиски, а с ярмарки ленту, а Марта ему и говорит:
- Нет, - говорит, - папа. Не стану я жрать вашу редиску, и подвязываться вашею лентою. А скажите вы мне, папа, куда делись мои семь сестер Март.
Подивился Пролетарий Надгнездом-Кукушкин таким дочерним словам, но рассказал все, как было семь раз. И добавил к своему отчему поучению такие слова: «Не ходи, доча, к этому дощатому домику, не кричи ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ. Есть у меня мое отцовское предчувствие – что-то там неладно». Ничего не ответила ему Восьмая Марта, а пошла она на задний двор, к маленькому дощатому домику неизвестного назначения с дыркой в полу, и молча посмотрела в дырку. И увидела Восьмая Марта, что в дырке течет великий поток Коллективного Бессознательного, смешивая струи с потоком Обыкновенного Женского. И сидят по горло в том потоке Сцилла Цеткин и Харибда Люксембург. И спрашивают они Восьмую Марту сладким голосом: «Ну, чего тебе надобно, девица? ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ?» Подумала Восьмая Марта, и говорит: «Не надо мне ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ, а надо мне восьмичасовой рабочий день, оплачиваемый отпуск по уходу и приходу, оранжевую тужурку и шпалу на спину». Молвила Восьмая Марта эти слова, вырвала с корнем мимозное дерево (я не знаю, откуда там взялось мимозное дерево, но из предания фиг чего выкинешь), и давай хлестать этим деревом Сциллу Цеткин и Харибду Люксембург по сусалам. Не вынесли такого реприманда Сцилла Цеткин и Харибда Люксембург, и утопились они в потоке Коллективного Бессознательного и Обыкновенного Женского. А перед тем извергли из своих недр всех семерых Март, живых и невредимых. Выбрались сестры из домика на зеленую лужайку под ясное солнышко, и случился им от радости полный ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ. А Восьмая Марта с тех пор так и ходит в оранжевой тужурке со шпалой на спине, и ищет по свету свой восьмичасовой рабочий день и оплачиваемый отпуск по уходу и приходу, потому что в тех краях как никто не работал, так и не работает, а редиска там из земли растет сама. А в память об избавлении семи Март из маленького дощатого домика неизвестного назначения с дыркой в полу все прогрессивное человечество отмечает по весне День Восьмой Марты, и дарит друг другу ЦВЕТЫДУХИИЗАМУЖ и веточки душистой мимозы.


Татьяна Краснова ФБ

Profile

serednyak: (Default)
serednyak

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 45 6
7 8910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 04:30 am
Powered by Dreamwidth Studios