serednyak: (Default)
[personal profile] serednyak

По всем параметрам – от колоссального падения экономических показателей до такого же гигантского обрушения личного рейтинга – эпоха Ельцина была оглушительно провальной, и именно она, в конце концов, прямо привела к эпохе Путина. Но вот парадокс: при всей ненависти отдельных россиян к Ельцину очень многие продолжают относиться к нему сочувственно, а время его далеко еще не получило окончательной оценки. Больше того, ссылка на проклятые девяностые («Вы что же, хотите опять?!») сегодня не работает или по крайней мере далеко не вызывает прежнего эффекта. Ельцин не то чтобы реабилитирован в глазах общества – этого не будет никогда, – но перестал он восприниматься и как жупел.

На мой взгляд, тут две причины.

Во-первых, совершенно ясно, что лично Ельцин не получал от власти ни малейшего удовольствия и ничего, кроме разрушенного здоровья и массовых проклятий, она ему не принесла. Видно было, как он мучился, как медленно разрушался – и далеко не только под действием алкоголя, – как терял влияние на ситуацию и, в конце концов, добровольно ушел в отставку. Нельзя не признать, что большая часть его действий – олигархизация российской экономики, чеченская война, победа Путина, наконец – была для России ужасна по моральным и экономическим последствиям. Но видно было и то, что он все это понимал и относился к себе едва ли не хуже, чем его оппоненты. И хотя при нем расцветали весьма мрачные силы, но все-таки его власть не так благоприятствовала самовыражению и самоуважению подонков, как нынешняя.

А, во-вторых, Ельцин по масштабу своей личности и своих действий – пусть отвратительных иногда – больше соответствовал России, чем его преемники. А Россия ценит масштаб едва ли не больше всех иных добродетелей. Ельцин не давил прессу, не поощрял обскурантизм, не заигрывал с нацистами. Ельцин был не ангел, но и не бес. При Ельцине не было ощущения тошного бессилия, полной безнадежности, совершенной нашей отстраненности от управления страной и собственной судьбой. Напротив, многим казалось, что их собственная жизнь, да и судьба страны зависят от их воли, способностей и сил. Ельцин почему-то не внушал чувство, что все мы ничтожества перед ликом государства. И сам не обожествлял государство, ставшее сегодня главным фетишем для многих и многих, прежде всего для тех, кто мало работает и никого не любит.

Главное же – мне кажется, что судить о каждом правлении следует с некоторой исторической дистанции.

«Ельцин-центр» у нас есть, пусть и не все меня устраивает в его экспозиции. А вот «Путин-центра», по-моему, не будет.

Дмитрий Быков, писатель, поэт, журналист



Два основных момента, чётко характеризующие эпоху Ельцина, за их нынешним почти полным исчезновением, остаются актуальными и сегодня — это свобода слова и свобода предпринимательства. При всех серьёзнейших недостатках государственных реформ и общей полуанархическо-полубандитской атмосфере 90-ых, возможность открыто заявлять свои мысли, относительно безопасно митинговать-пикетировать, а также на свой страх и риск заниматься бизнесом, стали для многих людей реальной возможностью окончательно порвать с совковым прошлым, окунуться в атмосферу состязательности идей и практически ощутить на своём опыте то, о чём раньше многие люди лишь мечтали, либо видели нечто подобное исключительно в кинематографе, причём, как правило, западном.

Все эти искромётные передачи, дискуссии, журналистские расследования и баталии на страницах новоиспечённых газет и таблоидов, а также в пёстром и «непричёсанном» телевизионном эфире — они явились лучшим временем для становления отечественной, ныне почти полностью разгромленной, журналистики. В 90-е годы прошлого столетия России, когда пресса была фактически предоставлена самой себе, когда отсутствовала государственная цензура, притом, что начинала образовываться корпоративная, имелась реальная возможность обозначить все спектры политического поля, сформировать среду для обсуждения любых насущных вопросов, а стало быть, получить тот самый необходимый компонент гражданского общества, позволяющий как оперативно доводить информацию до зрителей и слушателей, так и власти — принимать адекватные процессуальные решения.

Молодое предпринимательство, выпущенное в дикое поле рыночных отношений, стало для страны, буквально несколько лет назад жившей по плановым разнарядкам ЦК, своеобразной игрой в русскую рулетку, когда основам ведения бизнеса многим приходилось учиться путём набивания шишек — как себе, так и другим. Вместе с тем, мы вынуждены признать, что редко какой переходный период в развитии любого социума обходился без эксцессов. Этому стали свидетелями все, кто имел какое-либо отношение к сырьевой, промышленной, финансовой, информационной и др. сферам России постсоветского периода.

Бытует мнение, что вышеозначенные свободы ельцинской эпохи стали доступны широким слоям граждан лишь потому, что бывшая партноменклатура, ускоренными темпами перекрасившись в либералов, была занята дележом богатого советского наследства. Проще говоря, мол верхам тогда было не до мелочей вроде «кто что скажет», да и понятие репутации их особо не волновало. Отчасти это так, но тем не менее, окно возможностей для стремительно тогда нарождавшегося «среднего класса», открытое в том числе и в страны Запада, особенно после долгого периода «железного занавеса», не могло не срезультировать в образование целой прослойки людей, которые в основной своей массе сейчас стремятся покинуть путинскую западню (если уже не сделали это), во избежание всё того же, по-советски традиционного, практически сталинского «раскулачивания». О нынешнем состоянии свободы слова в России, я полагаю, говорить и вовсе не требуется.

Резюмируем, при Ельцине:

1. Рубль стал конвертируемым, товарный дефицит исчез, а с ним - и очереди, этот неизменный атрибут советского образа жизни как лагерно-распределительной системы.

2. Введение понятия частной собственности в Конституцию РФ.

3. Произошёл роспуск колхозов/совхозов, началась приватизация земель, в т.ч. с/х назначения.

4. Впервые за долгое время, Россия из импортёра стала экспортёром зерна.

5. Были фактически сняты цензурные ограничения, появилась реальная свобода прессы.

6. Был снят "железный занавес", стало возможным выезжать за границу.

7. Красно-коричневый путч 1993 г. был подавлен с минимальными потерями, а большинство его участников и руководителей были амнистированы.

8. Произошло кардинальное изменение имиджа России в Европе и на Западе. Вошли в мировую информационную сеть. Страна была принята в "Большую Восьмёрку".

----

Алина Витухновская,


Profile

serednyak: (Default)
serednyak

May 2017

S M T W T F S
 1 2 3 45 6
7 8910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 03:12 am
Powered by Dreamwidth Studios